3 Том. Евангелия и Деяния

8: Евангелие от Луки и книга Деяний апостолов

Часть 3.

Лука

Евангелие от Луки и Книга Деяний апостолов

Введение

Авторство

Как и в случае с остальными Евангелиями, Евангелие от Луки и книга Деяний формально считаются анонимными. Однако, об авторе книги Деяний можно утвердительно сказать многое. Автор Евангелия от Луки традиционно считался и автором книги Деяний. Деяния 1:1 ссылается на «первую книгу» и адресована она тому же Феофилу, что и Евангелие от Луки. Слова, стиль, темы, богословие и образ мысли очень схожи между собой. Единство повествования и литературные параллели ярко выражены. Все вышеперечисленное указывает на общего автора обеих книг.

Предание со 2-го века и далее в качестве автора третьего Евангелия определяет исключительно Луку, возлюбленного врача в Кол. 4:14[1]. Внутренне, это оспаривалось «мы»-отрывками из Деяний.[2] «Мы»-отрывки предполагают, что автор Евангелия и Деяний был очевидцем и кратковременным спутником Павла. Некоторые богословы утверждают, что это лишь литературный прием, метод написания, использованный для создания впечатления очевидца, когда в действительности это не так. Другие заявляют, что «мы»-отрывки отражают выборку из источника, написанного неизвестным, сопровождающим компаньоном Павла. Хотя такие предположения имеют основания, большинство склоняется к варианту, что сам Лука просто сообщает о том, что он пережил. Лука тщательно адаптировал использованные источники и использование местоимения «мы» недостаточно регулярно, чтобы утвердительно предполагать о работе неизвестного редактора.

Если мы исследуем использование Лукой источников, таких как Ветхий Завет и Евангелие от Марка, то увидим, что он был заслуживающим доверия историком. Это не означает, что Лука не организовывал материал под определенную тематику, что он не подытоживал события на своем языке или не подчеркивал особые аспекты своей собственной традиции. Монологи Луки суммируют и провозглашают также хорошо, как и сообщают что-то. Лука проявляет интерес как к истории, так и к богословию. Этот двойной акцент просматривается не только в его внимании к временной последовательности событий и учений, но и в их тематических и богословских связях. Лука пишет как богослов и пастор, руководимый предшествующей историей. Принизить любой из элементов творчества Луки, будь то пасторский, богословский или исторический, значит недооценить глубину его труда.

Единство Евангелия от Луки и книги «Деяния»

Единство Евангелия Луки и Деяний важно по той причине, что оно устанавливает природу целостности труда Луки, и по той причине, что модель, установленная в Евангелии, получает свое завершение в Деяниях. Церковная традиция считала Евангелие от Луки и Деяния двумя томами одного труда, которые были искусственно разделены Евангелием от Иоанна в ранний период канонизации. Это позволило Евангелию от Луки стать частью четырёх Евангелий. Тогда «Деяния» сформировали мост между Евангелиями и Посланиями, связывая историю Евангелия с учением в посланиях Павла.[3] В современный период это привело к тому, что Евангелие от Луки стали изучать независимо от Деяний и в сравнении, в основном, с другими Евангелиями.

Приводились аргументы, что Евангелие и Деяния – не просто два независимых труда, вышедших из-под пера одного автора, но единая непрерывная работа. Очевидный баланс двух томов поддерживает эту идею. Оба документа приблизительно равны по размеру, они покрывают период в тридцать лет, начинаются в Иерусалиме и заканчиваются длинным разделом (25%), посвященном последним дням Иисуса или Павла. Более того, книги начинаются с похожих прологов, содержат взаимосвязь заключения (в Евангелии) и начала (в Деяниях) и формируют одну непрерывную историю.

Значимость единства Евангелия от Луки и Деяний в том, что Евангелие не следует понимать только в контексте его самого. Его следует читать, как незаконченную историю, у которой есть продолжение. Поэтому, недостаточно получить значение Евангелия просто сравнив его с другими тремя Евангелиями; его также следует рассматривать в сравнении с книгой Деяний. Чтение «Луки-Деяний», как единого целого, влияет на подход к книге Деяний Апостолов. Лука воспринимал историю в Евангелии как незавершенную, историю, которой требовалось продолжение. Евангелие от Луки не следует изучать независимо от Деяний, также как не следует изучать «Братство Кольца» Толкиена отдельно от «Двух башен» и «Возвращения Короля». Темы и богословие, представленные в Евангелии Луки получают свое дальнейшее развитие в Деяниях. История Божьего спасения начинается в Евангелии и достигает своей кульминации в Деяниях.

Дата написания

Дата написания этих двух книг влияет на правдоподобность их цели. Гипотезы о датировке в основном делятся на три группы: до 70-х, 70-90 гг. и 100-130 гг. Аргументы в пользу 2-го века основываются на предполагаемом конфликте между христианством Петра (иудейское) и христианством Павла (языческое). Эта теория, в конечном счете, не смогла убедить богословов, потому что была изменчивой. Доказательств  затяжного конфликта между двумя половинами христианства было недостаточно, а данные удовлетворяли формулировке теории только с натяжкой. Самая большая слабость в датировке вторым веком – отсутствие ссылок на собранные произведения Павла, которые, по мнению большинства, были закончены к концу первого века.

Те, кто предлагает среднюю датировку обычно ссылаются на упоминание «многие» в прологе Евангелия от Луки, которое не имеет смысла в начале 60-х гг.. Должен был пройти значительный период времени между написанием Евангелия от Марка, источник, обычно датируемый 60-ми, и написанием «Луки-Деяний». Часто в качестве подтверждающего доказательства приводится дата написания  Евангелия от Матфея – 90 гг.. Ссылки на «дом ваш пуст» в Лк. 13:35, окопы римской армии в 19:43-44 и окружение войсками в 21:20, истолковываются, как имеющие смысл, только после 70-х гг.. В качестве аргумента они, указывают на то, что такая информация слишком специфична для написания до падения Иерусалима. Наиболее распространенные даты в этом спектре находятся между 75-85 гг.. Ссылки на падение Иерусалима, однако, не являются решающими, так как похожие предсказания падения Иерусалима были типичными и для ветхозаветных Писаний.[4] Пророчество против Иерусалима, в том числе конкретные описания его осады и разрушения,  могло легко оказаться как записанным высказыванием Иисуса, так и толкованием апостолов после падения Иерусалима. Таким образом, нет необходимости в датировке «Луки-Деяний» после 70 г. Более поздняя дата не требуется для понимания событий Книги Деяний.

Аргументы в пользу ранней датировки основываются на следующих логичных предположениях. Лука не приводит фактического описания суда кесаря над Павлом, а также не дает каких-либо явных упоминаний о смерти Павла. Лука не упоминает о преследованиях Нероном римских христиан в 64 г. или о падении Иерусалима в 70 г.. Лука никак не показывает, что знает о письмах Павла, что предполагает, что Евангелие от Луки и книга Деяний были написаны задолго до сбора и канонизации Павловых посланий. Даже, несмотря на то, что все эти аргументы основаны на отсутствии информации, отсутствие явных ссылок становится тем более странным, чем более поздняя датировка предлагается. Это отсутствие предполагает, что работа была завершена до того, как произошли эти события.

Апологетический элемент цели книги Деяний – защитить уместность и легальность христианства перед римскими гражданами – имеет мало смысла, если христианство уже было объявлено незаконным или стало объектом официального государственного гонения. Темы Деяний связаны с противоречиями между иудеями и язычниками по поводу ограничений в еде, допущения язычников в собрание, собор в Иерусалиме, и отражают проблемы, актуальные для церкви в 1-ом веке, нежели во 2-ом. Изменения в жизни Иерусалима после 70 г. определенно привлекли бы больше внимания толкователей к первой половине книги Деяний, если бы она была написана ближе к 90 г. от РХ. Ничто не подтверждает датировку серединой 80-х, хотя это возможно. Тем не менее, наилучшее предположение о дате написания склоняется приблизительно к 70 г..

Цель Евангелия от Луки и книги Деяний

Лука начинает с ясного утверждения цели (1:4): «…чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен». Феофил – христианин, получивший наставление и нуждающийся в подтверждении и поддержке своей веры. Возможно, будучи покровителем Луки, Феофил был состоятельным, образованным языческим представителем читателей Луки. Заявленная причина и основа для работы – назидание и наставление предположительно молодого обращенного. Деяния описывают историю ранней церкви, фокусируясь на ее расширении, несмотря на противостояние, по всему Средиземноморью и, в конце концов, Римской империи.

Если принять единство «Луки-Деяний» всерьез, тогда цель Евангелия от Луки должна иметь связь с целью Деяний. Два тома должны рассматриваться как дополняющие друг друга и связанные вместе единой целью, словно мостом. Деяния помогают Евангелию, подтверждая его, а Евангелие Деяниям, знакомя нас с этой книгой. Лука писал историю о христианских началах, как Евангелие от Марка, только в двух томах. Если первый том включал в себя все, что Иисус начал делать и чему начал учить, то второй том имеет дело с тем, что Иисус продолжает совершать Духом через Своих апостолов. Кульминация работы Луки может даже доминировать для определения её общей цели.

Были ли эти две книги написаны, чтобы убедить древних греков стать христианами, чтобы наставлять и укреплять верующих, или они были написаны как апологетический труд? Апологетические намерения, очевидно, присутствуют, но двухтомная работа содержит слишком много подробностей, чтобы быть юридическим документом для использования при защите Павла в Риме. Лучше понимать апологетический аспект, как инструмент для укрепления верующих в их миссии. Хотя основной аудиторией, для которой писал Лука, является христианская община, его апологетический подход предложил христианам миссионерский инструмент в помощь их благовестию. Евангелие от Луки и Деяния – книги, всецело посвященные прояснению христианского самосознания.

Точно также как Евангелие от Луки дало своим читателям все, что им нужно знать об Иисусе, книга Деяний предоставляет им все, что им необходимо знать об апостолах. Лука пожелал выставить перед своими читателями набор христианских идеалов, которые покажут им, какой должна быть их собственная жизнь во Христе и в тоже время даст им сильную мотивацию для подражания примеру. Пролог в Евангелии от Луки указывает на то, что аудитория уже получила наставления в христианской вере. Автор ожидает, что у читателей есть чуткое понимание миссии Иисуса и апостолов. Цель, ради которой писал Лука, включала в себя объяснение природы происхождения веры в общине верующих, чтобы укрепить их веру и снабдить их всем необходимым для провозглашения и её защиты в их общинах.

Богословие и главные темы Луки

Новое определение народа Божьего

Лука был заинтересован в передаче христианам пост-апостольского периода истории об Иисусе, которая тесным образом связана с библейской историей древнего Израиля. Лука настаивает на том, что только лишь в пределах апостольского предания, человек находит это спасение. Иисус – «Израиль-в-человеке», собирающий Израиль для Себя, в процессе возвращения из плена. Новая община верующих описана Лукой, как новый народ Божий. Если те, кто призвал имя Иисуса, являются истинными наследниками истории Израиля, то те, кто отказывается принимать Иисуса, являются частью общины старших братьев в поле, разгневанных и отказывающихся присоединиться к празднику.

Это можно увидеть в притче о злых виноградарях в Лк. 20:9-19 и ее параллельных отрывках в Мк. 12:1-12 и Мф. 21:33-46. Иисус намекает на отрывок из Ис.5, даже не цитируя его. Он рассказывает похожую историю так, что она удивляет и шокирует слушателей. Притча подытоживает историю Израиля, как и притча Исайи в первом пересказе. Иисус не просто рассказывает какую-то историю, а Историю. Он рассказывает об истории основания Израиля. Однако, Иисус рассказывает ее в неожиданной и шокирующей манере. Виноградари, которые в притче представляют Израиль, убивают сына. Нечестивость Божьего народа осуждается самими вождями. Они признают греховность этого деяния в рассказе, и делают тоже самое дело, которое они объявили злым. Они убили сына. В результате, виноградник был отнят у них и отдан другим, тем, кто принял власть хозяина и кому  воздали соответствующую честь. Именно так подытожена «история Израиля» в Деян. 7 и 13. История Израиля приводит к тем, кто ответил на весть Иисуса. Иудеи, отвергающие Иисуса и противостоящие Ему, будут отвергнуты, как злые виноградари, убившие сына, а виноградник  будет отдан другим - иудеям и язычникам, призвавшим Его верою.

Лука, основываясь на рассказанной Иисусом притче, не просто пересказывает другую историю. Он не просто собирает исторические данные и составляет из них историческую антологию. Он использует одну и ту же историю и пересказывает ее с новым окончанием. Он берет идею о новом народе Божьем, основываясь на том, как её использует Иисус, и пишет более детальную историю. Он переписывает историю Израиля вокруг Иисуса, истинного израильтянина, и дает новое определение народа Божьего, как тех, кто следует за Иисусом. Эта новая концовка ниспровергает другие варианты той же истории. Это не просто какая-то история, это история Божьего народа, новая и более завершенная история Израиля.

Универсальное Евангелие

У Евангелия от Луки есть более важный аспект универсального распространения Евангелия среди всех народов. Оно начинается с ссылок на даты, которыми события в Палестине связываются с мировыми событиями в Риме. Это предполагает, что рождение Иоанна и Иисуса, их последующие служения и даже их смерти будут иметь всемирное значение. В отличие от Матфея Лука отслеживает родословие Иисуса не к Аврааму, а к Адаму. Иисус представлен как универсальный искупитель, который принес спасение всем народам, а не только иудеям. Лука включает больше историй о самарянах и язычниках, чем кто-либо из других авторов синоптических Евангелий. Притча о добром самарянине встречается только в Евангелии от Луки.

Лука не только подчеркивает, что другие национальности получают Евангелие, но также и то, что Евангелие предназначено для нуждающихся. Так, Лука акцентирует внимание на проповеди Евангелия бедным, вдовам и изгоям общества. А также он особенно подчеркивает роль женщин в распространении Евангелия.

Евангелие от Луки часто называют Евангелием Духа Святого. Лука выделяет, как Дух сошел на Иоанна, Елисавету, Захарию, Симеона и даже Иисуса (1:35). Деяния безусловно продолжают эту традицию и поднимают ее на уровень выше, сообщая о Пятидесятнице и последующем движении Святого Духа в самарянские (самаритянские) и языческие регионы. Чудеса у Луки предоставляют подтверждения присутствия Бога в человеке, в котором присутствует Дух. Чудеса служат свидетельством работы Божьего Мессии. Чудеса не всегда являются благословением, как, например, в Лк. 10:13-14. Чудеса привлекают внимание не только к самим делам, но более всего к спасению, провозглашенному Мессией тем, кому засвидетельствовано чудесами (Лк.10:20).

Христология

Из 1 и 2 глав Евангелия Луки ясно, что Иисус был представлен, как царская особа. Проповедь Иисуса в Назарете (4:16–30) подобным образом связывает царские и пророческие мотивы. Хотя Илия и Елисей выявляются как параллели к ситуации Иисуса (4:25–27), для Луки помазание в Ис. 61:1 возвращает к крещению с его царско-пророческими мотивами. Лука представляет Иисуса, как Мессию, Раба Господня, о котором говорил Исайя, и Пророка, который, в конечном счете, раскрывает Себя как Господь.

Самые уникальные части истории Луки находятся в первых двух главах и в главах с 9 по 19, где описываются события по пути в Иерусалим. Введение Луки будет изучено в главе «Лука и его использование Ветхого Завета», а притчи Луки и учение об ученичестве будут рассмотрены в главе «Притчи на пути в Иерусалим».

Структура «Луки-Деяний»

Лука использует следующую структуру в своем Евангелии:

I. Предисловие Луки и представление Иоанна и Иисуса (1:1-2:52)

II. Подготовка к служению: помазанный Богом (3:1-4:13)

III. Служение в Галилее: откровение Иисуса (4:14-9:50)

IV. Путь в Иерусалим: отвержение иудеями и новый путь (9:51-19:44)

V. Иерусалим: Невинный казнен и воскрешен (19:45-24:53)

 

Структура Деяний параллельна и сбалансирована структурой Евангелия.

I. Вступление (1)

II. Распространение Евангелия в Иерусалиме. (2-7)

III. Распространение Евангелия в Иудее и Самарии (8-12)

IV. Распространение Евангелия язычникам через миссионерские путешествия Павла. (13-20)

V. Распространение Евангелия до края земли (Рим) узником Павлом. (21-28)



[1] См. также Филим. 24 и 2 Тим. 4:11

[2] Деян. 16:10–17; 20:5–15; 21:1–18; 27:1–28:16.

[3] В Западных церквях (протестанты и католики) следуют порядку Новозаветного Канона, в котором после Деяний сразу же идут Послания Павла, а после них общие послания и Откровение. Православная церковь ставит общие послания перед Павловыми.

[4] Дан. 12:11, Зах. 14:2.